СЕЙЧАС +13°С
Все новости
Все новости

«Ухожу — у нее истерика»: мать попыталась объяснить, почему выкинула дочь с балкона 5-го этажа, обвинив во всём ребенка и мужа

Продавец из Ярославля пытается убедить общественность, что она ни в чём не виновата

История, начавшаяся в апреле, растянулась почти на полгода

Поделиться

Весной 2023 года жизнь 41-летней матери двоих детей из Ярославля Екатерины (имя изменено. — Прим. ред.) перевернулась с ног на голову. В апреле ее 4-летняя дочка выпала с балкона пятого этажа хрущевки. Девочка кричала, плакала, на помощь малышке сбежались перепуганные соседи. Затем вышла и сама Екатерина — по воспоминаниям очевидцев, на ее лице не было ни слезинки.

Девочку увезли в больницу, где врачи смогли поставить ее на ноги. Сама Екатерина в это время рассказывала, что ее бьет муж. В подтверждение своих слов указывала на заплывшее синяками лицо. А случившееся с ее дочерью называла случайностью, мол, забыла закрыть дверь на балкон, а задвижка на окне сломана, вот кроха и выпала на улицу.

В августе следователи пришли к жуткому выводу: Екатерина сама выбросила девочку из окна. По их версии, таким образом она хотела расправиться с надоедливой малышкой. Екатерина утверждает, что всё не так, а признательные показания она давала под давлением. Тем не менее дело о покушении на убийство уже передали в суд.

В этом тексте наши коллеги из 76.RU рассказывают о событиях запутанной истории, изменившей жизнь одной семьи, от начала и до конца.

«Не вышла на улицу»

Глухой удар о землю жители пятиэтажки услышали утром 11 апреля. Раздался истошный крик. На земле под окнами от боли извивалась девочка. Сбежавшиеся соседи вызвали скорую, стали укрывать ребенка пледами.

— Я вызвала 112. Говорят, что семья живет тут год, с Севера приехали. Я когда выглянула из окна, над ней уже какая-то бабушка из того же подъезда хлопотала. У меня недавно собаку украли, я теперь так всего боюсь. Подумала, если я пройду мимо еще и этого шума, то вообще, — рассказала жительница дома, услышавшая громкий звук.

По словам соседей, мать ребенка Екатерина вышла из подъезда не сразу. Вместе с ней был старший брат девочки, ему 10.

— Говорят, мол, муж ее бьет. Она неадекватная была, не пьяная, но что-то, возможно, с головой. Не знаю. Она потому что стояла так... Любая мать, если бы такое случилось с ее ребенком, проявила бы хоть какие-то эмоции. А она просто стояла, никаких эмоций. Я даже не поняла, что это мать. Тут все квохчут вокруг, бегают, а она просто стоит, и всё. Может, конечно, шоковое состояние. Непонятно, что произошло, как ребенок упал. Я этого не видела. Папа, говорят, на автобусах работает, а она раньше в магазине работала, сейчас пьет, что ли, не знаю, — рассказала соседка.

Когда на место приехали медики, соседи стали тормошить Екатерину — им нужны были документы ребенка. Она сказала, что всё находится у мужа — отца малышки, а он на работе. Звонить ему не хотела — страшно.

— Она единственное сказала: «У меня нет документов, они у отца, отец на работе». Она была с фингалом, сказала: «Я не могу ему звонить, потому что он меня вообще убьет тогда». Страх смерти у нее был больше, чем за ребенка, лежащего на земле. Я с ума бы сошла! У меня собака потерялась, меня чуть брат-кондрат не обнял. А она стоит просто, и всё. Девочка в сознании была, плакала. Я думаю, что у нее позвоночник, конечно, не поврежден, но с пятого этажа упасть — ушиб точно чего-то будет, — рассказала жительница соседнего подъезда. — В скорой мне сказали: она в сознании, значит, всё нормально.

Искалеченную девочку увезли в детскую областную больницу, а Екатерину стали опрашивать правоохранители в отделе полиции у дома.

Девочка упала на позеленевшую лужайку у дома, ударилась о землю, а не об асфальт

Девочка упала на позеленевшую лужайку у дома, ударилась о землю, а не об асфальт

Поделиться

«Он сказал, что зарежет меня»

По описанию других соседей, семью не назовешь проблемной в привычном понимании. Они не шумели, полицию на них не вызывали. Пьяных загулов тоже замечено не было. Соседи говорят, что оба ребенка выглядели ухоженными и опрятными.

— Ничего такого, никаких криков не было. Мы с ними вообще не пересекаемся, виделись пару раз на лестничной клетке. Обычные приличные люди, переехали сюда года два назад, — рассказала нам тогда одна из соседок сквозь закрытые двери.

Во дворе дома следующие несколько часов работали следователи и криминалисты. Мы впервые увидели Екатерину, когда она вышла из отдела, чтобы покурить. Темноволосая, с опухшим от синяков лицом мать двоих детей выглядела испуганной и отрешенной. Из дома, видимо, вышла, в чём была — свободной сорочке, накинув поверх куртку. Женщина смущенно поправила одежду, когда мы к ней обратились.

На вопросы о дочери Екатерина отвечала односложно, делая большие паузы между словами. Всё это время она смотрела куда-то в сторону, нервно вдыхая табачный дым.

— Там дверь была открыта и окно. И окно, и дверь. Она играла там, — выдавила из себя она.

— А где ваш старший сын? — спросили мы у нее.

— Он там, — Екатерина указала в сторону отдела. — Боюсь, что у меня детей заберут.

На вопрос о том, откуда у нее синяки, женщина ответила даже как-то обывательски:

— Меня муж бьет. Полицию не вызывала, потому что боялась его. Он кулаками бьет. В последний раз побил за то, что выпила немного.

Когда Екатерина сходилась с мужем, говорит, что не знала о его судимости. В городе у женщины нет ни родных, ни друзей. Никого.

— Я не пойду в ту квартиру. Он и Машку (мы изменили имя дочери в интересах ребенка. — Прим. ред.) бил. Вон какой клок волос у нее выдрал. Всё, я пошла писать заявление, — отчеканила Екатерина и двинулась в сторону отдела.

На самом деле, возвращаться домой Екатерине в этот вечер не придется. Она позвонит нам в районе трех часов дня и, рыдая, скажет, что ее положили в больницу из-за камней в желчном пузыре. Попросит привезти ей тапочки и кружку — больше просить ей не у кого. В этом вопросе помогли волонтеры ярославского отделения «Народного фронта». Подключились, в течение часа навестили Екатерину в больнице и привезли продукты, полотенца, кремы и мыло.

Екатерина утверждала, что этот клок волос ее муж вырвал из головы их дочери

Екатерина утверждала, что этот клок волос ее муж вырвал из головы их дочери

Поделиться

О проблемах в семье знали

В управлении МВД по Ярославской области сразу после случившегося сообщили, что мать девочки неоднократно попадала в поле зрения полиции и органов опеки. Ее ловили на том, что она находилась с детьми будучи пьяной. Один из таких случаев произошел буквально за пару дней до того, как маленькая Маша упала с пятого этажа.

— Женщина состоит на учете в подразделении по делам несовершеннолетних ОМВД России по Заволжскому городскому району. Несколько дней назад сотрудниками полиции было выявлено, что женщина, присматривая за детьми, находилась в состоянии алкогольного опьянения. Дети были помещены в социально-реабилитационный центр. Впоследствии органами опеки и попечительства переданы отцу. Мать привлечена сотрудниками ПДН к административной ответственности по статье «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних». В настоящее время проводятся проверочные мероприятия, устанавливаются все обстоятельства произошедшего, — рассказали в региональном УМВД.

В тот день отца выпавшей девочки вызвали с работы следователи. Он действительно привез документы на дочь. Но отказался проронить хотя бы слово. Проверяя слова Екатерины о муже, мы нашли на сайте Архангельского областного суда дело по статье «Убийство», по которой был осужден полный тезка ее супруга около 12 лет назад. Причем по части 2, в которой много подпунктов: от убийства двух и более лиц, убийство малолетнего с особой жестокостью и до убийства, совершенного группой лиц.

Позже мать девочки Екатерина сообщила порталу 76.RU, что написала на мужа заявление в полицию за побои. В ведомстве подтвердили, что получили обращение, уточнив, что раньше она не обращалась к правоохранителям. Правда, позже она попытается его забрать, заявив, что оклеветала мужа, мол, он ее не бил. Свои слова она объяснила тем, что хотела насолить супругу и выставить его не в лучшем свете.

«Я не тиран»

После случившегося свою проверку начал Следственный комитет по Ярославской области, а затем возбудил уголовное дело по статье «Оставление в опасности». Тогда версия случившегося была такова: мать забыла закрыть дверь на балкон, а Маша забралась на подоконник и вывалилась через открытое окно. Медики оценивали состояние малышки как тяжелое.

Тем временем общественность кипела. Кто-то жалел Екатерину, растрогавшись от ее рассказа про домашнее насилие. А кого-то история матери двоих детей не впечатлила — жители города жалели лишь Машу, выпавшую из окна и страдающую от родительских склок.

Тогда высказаться о ситуации решил муж Екатерины. Михаил (имя изменено. — Прим. ред.) устал от того, что после публичного рассказа супруги о скелетах в шкафу их семьи его считают тираном. Он пришел в редакцию 76.RU с исповедью. Рассказал, что сам он из Архангельска, с женой познакомился там же. Роман по переписке перерос в отношения, а затем и в брак. После свадьбы у супругов родились двое детей — сын и дочка. В Ярославль семья переехала в 2020 году, чтобы дать детям больше возможностей, глава семейства объяснил — в Архангельске родители перспектив для них не видели.

— Я устроился на работу водителем — у меня был хороший стаж, я дисциплинированный, ко мне претензий никогда не было. Запил, проспал — это не про меня. Кроме того, у меня два своих микроавтобуса, я беру частные заказы. В месяц у меня выходило далеко за полторы сотни дохода. Для региона неплохая зарплата, даже учитывая, что у нас ипотека. Екатерина давно работает продавцом — в Архангельской области она работала в магазине одежды, а здесь устроилась в продуктовый. К сожалению, у обоих наших детей обнаружили задержку речевого развития. Но мы с этим работали. В садике нам очень помогали — у детей начался прогресс. Главная проблема семьи — моя жена не дружит с алкоголем. У нее нет тормозов: если ей в организм попал алкоголь, то это на неделю-две. Обычно алкоголизм бывает мужской, а у нас в семье женский, — рассказывал тогда муж Екатерины Михаил.

Проблемы с алкоголем у супруги Михаил заметил примерно полтора года назад, уже в Ярославле. В январе пытался закодировать — устал от уговоров не пить, вызовов скорой помощи, капельниц. Потратил на процедуру 45 тысяч рублей — эффекта никакого. Правда, какое-то время супруга Михаила стойко держалась. Потом она ушла на больничный с детьми, и тяга к алкоголю вновь дала о себе знать.

— А как я заметил? У меня работа обычно начинается очень рано, я из дома выезжаю часа в четыре утра. А вечером возвращаюсь около одиннадцати. Работаю официально два дня через два. Но зачастую выходил три через один, поскольку у кого-то отпуск, кто-то уходит на больничный, на пенсию. Но в этот единственный выходной я умудрюсь и с детьми погулять, и по магазинам съездить, и делами позаниматься. То есть я уезжаю на работу — она еще спит, приезжаю — уже спит. Соответственно, отследить, есть алкоголь или нет, сложно. Я ее поймал за употреблением совершенно случайно: приехал домой, а она в это время пошла в туалет. И я почувствовал запах перегара. Попросил ее отдать алкоголь. Она сказала, что ничего нет. Я проверил — нашел полбутылки виски под подушкой. Пошел его выливать, она попыталась отнять. Завязалась легкая потасовка. И в процессе какие-то побои, ссадины появились. Меня домашним тираном окрестили. Даже слышал, что с работы из-за этого хотят уволить. Я не трогал никого! Дочку не бью. Я потом позвонил жене, говорю: «Ты что вообще наговорила!» Она объяснила, что была не в себе, хотела мне насолить. Я ей говорю: «Я взрослый дядька, переживу. А дети — беззащитные. Ты их наказала», — объяснял мужчина.

«Случались криминальные эпизоды»

Михаил признался — о разводе с женой думал, но переживает о том, как это отразится на детях. На вопросы о судимости, про которую говорила Екатерина, отвечал уклончиво, но говорил, что не сидел:

— Понимаете, конец 90-х — начало 2000-х, окраина богом забытого городка. Там практически все занимались криминалом. Случались криминальные эпизоды.

К дочери в больницу Михаила не пускали, а сына тогда забрали в реабилитационный центр «Медвежонок». По словам Николая, для него это самая главная беда. До того как произошла трагедия, детей уже забирали из семьи.

— Накануне в пятницу она, видимо, накачалась спиртным, позвонила в отдел по делам несовершеннолетних и сказала: «Забирайте детей или что-то случится». Мне позвонили из ПДН говорят: «Мы у вас детей забираем». Я ничего не понял. Они объяснили, что жена в алкогольном опьянении просит забрать детей. Выходные еле пережил. В понедельник в шесть утра, чтобы в пробке не стоять, выскочил, забрал детей из реабилитационного центра. С Екатериной поговорил, она выглядела адекватной. На следующий день я уезжаю на работу, еду с первого рейса, и мне приходит сообщение от ее коллеги по работе, что у нас у подъезда стоит реанимация, дочь выпала из окна. Я не помню, как доехал домой. Бросил автобус у кассово-диспетчерского пункта «Заволжье». Позвонил диспетчеру, говорю: «Забирайте, у меня трагедия», — вспоминал Михаил.

Мужчина говорил, что его главной целью было забрать ребят домой и зажить обычной жизнью, растить детей без алкоголя и ссор с супругой.

Сначала пострадавшую девочку привезли в реанимацию, а затем перевели в обычную палату

Сначала пострадавшую девочку привезли в реанимацию, а затем перевели в обычную палату

Поделиться

«Я не настолько неадекватная»

Время шло, общественность потихоньку забывала о трагедии семьи. Спустя несколько месяцев — в августе — следователи огорошили: дело переквалифицировали. Если раньше правоохранители предполагали, что мать просто недоглядела за Машей, то потом стали уверены: она пыталась убить ребенка.

— По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ (оставление в опасности) в отношении матери девочки. Следствием действия женщины переквалифицированы на покушение на убийство, поскольку в ходе следственных действий обвиняемая сообщила, что умышленно пыталась убить свою малолетнюю дочь путем сбрасывания последней из окна квартиры, расположенной на 5-м этаже жилого дома, — рассказала старший помощник руководителя следственного управления по информационному взаимодействию с общественностью и СМИ Алена Корчагина.

Уголовное дело направили в суд для рассмотрения по существу. Портал 76.RU связался с Екатериной и узнал ее позицию. Сейчас женщина не под арестом, поэтому поговорить с ней не составило труда. Женщина все обвинения отрицала, уверяла, что не навредила бы собственному ребенку. Говорит: единственная ее ошибка заключалась в пристрастии к алкоголю.

— Это не доказано, это всё неправда. Меня вынудили, удерживали в отделе. Сказали, что я больше не увижу своих детей. Меня заставили написать чистосердечное признание, потом я его порвала. Меня держали в отделе до двух часов ночи, я потом писала жалобу на них в прокуратуру, поэтому мне мстят. Я собираюсь писать жалобу после консультации со своим адвокатом, — рассказала Екатерина корреспонденту 76.RU. — Моя ошибка была в том, что я пыталась решить свои проблемы алкоголем, но я не настолько неадекватная, чтобы выбрасывать ребенка из окна.

По словам женщины, она помирилась с мужем, которого обвиняла в домашней тирании. Екатерина работает и навещает детей в реабилитационном центре. Домой ребят пока не возвращают.

— Идет следствие, я навещаю детей в реабилитационном центре. Каждые понедельник, среду и пятницу. Провожу с ними час. И если мыслить логично: если бы я сбросила дочь из окна, она бы ко мне даже не подходила, боялась бы. А она каждый раз бежит ко мне, когда я прихожу. А когда ухожу, начинает плакать, у нее истерика, она скучает, — рассказала женщина. — Моя вина заключается лишь в том, что я оставила дверь на балкон открытой и недосмотрела за дочерью, там окно на балконе сломано, поэтому так получилось.

Сейчас Екатерина намерена вместе с адвокатом доказать свою невиновность. По данным следствия, уголовное дело передали в суд, где мать двоих детей будут судить за попытку убийства дочери.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter